P.S. …ещё какой театр… Блин-компот…

«Любите ли Вы театр, как люблю его Я?» — задал великий вопрос великий Человек. И все, кто его услышал, тут же встрепенулись: «А як же? Базару нет!» «Весь мир – театр!», блин-компот…

…Из уст какой-то наивной героини выпорхнуло некорректное обращение, взбаламутив болото наших душ, и, врезавшись в закрытую кулису стеснительной «молчаливости», так и осталось висеть разбитой чайкой, с укоризной рассматривая всё тех же – нас, рассаженных, «согласно купленным билетам».

*****

Нет… В нашу калитку вошёл не человек, гружёный огромным рабочим кофром и чемоданами с электроинструментом… Скорее это был перекрашенный Коля Басков на очень-очень высокой платформе со снисходительным взглядом и улыбкой народного артиста Каракалпакии или чего-то там ещё… Встречаете? Ну, то-то…

Русской народной хореографией, что называется,  «не шелохнув подолом» (ниже пояса) и позой «двое из ларца» (выше ремня) он плавно проплыл «лебёдушкой» от калитки до крыльца.  Мы раскрыли рты. Я даже забыл про своё беззубое безобразие.

Поняв, что «анестезия» подействовала, Родион залихватски нам подмигнул и, глядя в наш «общий рот» сказал голосом стоматолога: «Ну, что… Поработаем?» Мы молча схватили его чемоданы и шустро оттащили их наверх, в будущую детскую, в самый центр театральной сцены, где вот-вот, через секунды (а может быть, уже минут десять назад) начнётся (или началось) торжество магии, волшебство превращения и мастерство престидижитатора (прости, Господи!).

— Вау! Да у Вас тоже есть чему поучиться!? – Воскликнул Родион, войдя в комнату. Я, честно говоря, не понял, на что он так среагировал… Тщю или тешу себя надеждой, что на всё сразу. Хотя в моих глазах первое место «ваукности» заслуживает только стерильная чистота в комнате.

Плавными движениями рук, с загадочным выражением лица, мастер, словно факир из шляпы, стал вынимать из своих чемоданов инструмент. После каждой манипуляции хозяин всего этого богатства делал шажок в сторону, упирал руки в бока и, секунд пятнадцать, облюбовывал взглядом «очередную цацку своего сокровища».

— Это очень… очень дорогой инструмент… — Бормотал он. А на яву выходило: «Завидуйте мне, завидуйте!»

Грязный перфоратор, с остатками предыдущего ремонта, рухнул на подоконник. Рядом расположился шуруповёрт, вероятно хранившийся до этого в пылесосе.

— Я покупаю только профессиональный инструмент. – Продолжал свой еле слышный монолог Родион. — Когда-нибудь, я соберу себе полный набор! – Но получалось: «Восхищайтесь мной, восхищайтесь!»
— Ну, если он принесёт пользу…
— Конечно!.. Вот смотрите… — Он достал из кофра матерчатый футляр. Словно жемчужину из шкатулки вынул из него прибор и поставил на табурет, как иеромонах вставляет икону в алтарь. Только… если с последнего сдувают каждую пылинку, то эта диковинка явно напоминала б/у-шную вещь.
— Лазерный уровень… И что?
— Профессиональный нивелир. – Родион щёлкнул маленькой клавишей и на стене появился розовый крестик. – Знаете сколько стоит? – Но прозвучало это как: «Ща Вы от слюны захлебнётесь!»
— Такой старый – рублей пятьсот…
— Пять тыщ! Какой же он старый – совсем новый! Моё последнее приобретение!

Что-то бумкнуло у меня в ушах… Какое-то предчувствие безысходности прохолодило затылок и, до боли знакомо, защемило сердце… Дежа вю, Deja Vu, Уже видел, Уже было, было!.. «Моё последнее приобретение»… Да! Питер! Предприниматель Валерий Гузов (имя настоящее), у которого вот уже тридцать лет «оборудование на подходе»! Который меняет доверчивых партнёров потому, что они «сами виноваты»… Не дождались… Рановато начали поторапливать… Ну и что, что деньги вбуханы?.. Деньги Ваши… Вот, пожалуйста, – почти работающее производственное помещение… А оборудование — моё! Оно на подходе!.. Не хотите ждать – разбегаемся!.. Мне Вашего ничего не надо!

Да. Это тоже бизнес. Человек придумывает схемы. Предлагает сделку. И даже не боится получить по башке! А за что? Он же помочь хотел… Весь мир – театр, блин-компот…

— Пап! Па-а-па!…- Мишкина ладошка обхватила мой указательный палец. – Что же ты тут стоишь? Бежим отсюда! – Почти шёпотом кричал он. – Это страшный дядька!..

Я выглянул в коридор. За дверным косяком прятался мой сын. С озабоченным лицом он пытался силой вытащить меня из комнаты, будто из лап дракона.

— Ты чё?
— Бежим… Пожалуйста! Ну, пожалуйста!!! Спасаемся-а…
— А мама уже спасена?
— Да! То есть нет… Ну она там… — Он неопределённо махнул.
— Давай… Сначала мамочку спрячь в безопасное место… А потом я подойду.

*****

Прошёл уже час с момента пришествия. Я осторожно поинтересовался, уверен ли Родион, что закончит стенку именно сегодня?

— Как нечего делать! – Был ответ. Ох уж эта молодость!..

Прикрутив саморезами направляющие к полу, режиссёр сегодняшней пьесы поднял ногу и, минуя ступени, в один шаг, оказался на гребне стремянки. Он быстро просверлил перфоратором отверстия в потолке сквозь направляющие, вставил в них пластмассовые дюбеля и молотком забил в них шурупы. Акт первый закончился довольным кивком моей головы. Круто!..

Во втором акте появился частокол вертикальных стоек. Конечно же — всё по лазеру! Только масепусенькая проблемка тут… Родик сделал отступ от стены в 13см. А купленные крепёжные пластины имели крылышко всего в 10см и никак не хотели прикручиваться к стойкам. Беда пришла с нежданной стороны…

— Ничего страшного! Я щас поеду и куплю пятнадцатисантиметровый крепёж.

Другими словами себестоимость стены автоматом увеличилась на15%. Ну ничего! Автор – на то и автор, чтобы менять направление сюжета. Эти он выкупит себе, а те привезёт и поставит! Не привёз… Купил дополнительные стойки и какой-то профессиональный светильник, который тут же и опробовал (а чё? Электричество чужое…). Ну нет в продаже желаемого! И тут неунывающий сценарист переходит к запасному варианту – «голь на выдумки хитра!».

— Ах! Да всё хорошо! Я привёз стойки… Сейчас я из них нарежу крепления!..

Ещё через час Родион осознал, что импровизация оказалась откровенной отсебятиной. Таких реплик сценарий не содержал…

— Ух, жара!.. Нахрен я вообще взялся за эту работу??? Такая дешёвка, а проблем – выше крыши!

И действительно… Вдруг всё не заладилось… Крепления не нарезались, дырки не сверлились, шурупы не закручивались, не забивались, просто гнулись.

— Ух, я и нажа-арился сегодня! За восемьдесят баксов – в такое дерьмо!!! – Со всего размаха молоток полетел в пол.

Вот тебе и «сын моей знакомой»…

— Молодой человек! Ваш контракт закончен. Марина! Мастер уходит… «Как нечего делать!»
— Не поняла…

С огромным усилием я постарался пропустить мимо ушей названия всех мест, куда была послана наша семья и наш гипсокартон во время сбора инструментария. На следующее утро его мама позвонила Марине:

— Что у Вас случилось?
— Да так…
— Вы уж простите нас…

P.S. …ещё какой театр… Блин-компот…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *