Широко открыв глаза, рот и кошелёк…

В один из выходных, уходящего в историю июля, я сидел, как обычно, за компом и размеренно сёрфинговал инет. Попутно информационной нагрузке в мою голову ломились гранулы отрубей. Причём голова принимала натиск с удовольствием. В тайне от Маришки я модернизировал их в сторону солёных сухариков и «тема» пошла «на ура». Пивко полировало антураж в качественную картинку. И весь мой организм жмурился от удовольствия. Лето… Теплынь… Лафа…

Зазвонил мобильник. Это моё солнышко…

— Ты где? – Чуть волнуясь спросила она.
— Наверху… Работаю…
— А я сейчас мастера к тебе приведу, сына моей знакомой, ну ты знаешь… Он умеет всё! Сейчас у Мальгиных стены выравнивает…

Я напрягся. Во-первых, меня насторожил ранг мастера – «сын знакомой». Многообещающе… Во-вторых определение мастерства – «умеет всё» — вызывает желание запереться и не открывать… К сожалению, дверь моего кабинета щеколдой пока не оборудована, а без оного устройства оборону держать невозможно. Поэтому уже через несколько минут, под жуткий скрип петель, в комнату заглянуло счастливое лицо счастливой женщины и предложило пройти в будущую детскую комнату, поговорить…

«Мастер» уже стоял посреди позиции. Молодой человек, почти двухметрового роста, строен, наверное красив, с тонкими чертами лица, тёмными волосами и прокалывающим насквозь взглядом. Он свободно и легко двигался. И в его движениях просматривалась какая-то шаляпинская пафосность. Ещё присутствовал традиционный молодёжный набор жестов, не терпящих возражений. Пока впечатление положительное.

Чтобы не накликать на себя какую-нибудь проказу, я осознано изменю его имя, тем более с его родителями мы действительно в приятельских отношениях, и я их очень уважаю. А вот их сына имею удовольствие лицезреть впервые.

— Родион, — представился Маришкин протеже.

Говорил он быстро, резко. Этакий безразмерный рэп, не имеющий ритма. Складывалось впечатление, что к нам применили психическую атаку, завалив нас «по самое не хочу» своими познаниями и достижениями в ремонте. Но если у новомодного певческого стиля текст, хотя бы через строчку, но понятен, то здесь голосовой аппарат видимо заменили простым динамиком, который со скоростью (я Вас уверяю), больше чем гигабит в секунду, озвучивал полёт мыслей.

К концу пятнадцатиминутного скетча нас зомбировало. Я посмотрел на Марину. Широко открыв глаза, рот и кошелёк, с чувством полного понимания и уважения, с видом кивающего и на всё согласного кролика перед удавом, она с паузами спросила:

— Во сколько… оконная… стенка… гипсом… картоном?.
— Материал Ваш. За работу, я посмотрел в интернете, я возьму по средней цене – 120 рублей за квадрат. – Он сделал необходимые манипуляции рулеткой и подытожил,- Шесть тысяч рублей!

Я подумал, что Родион не дружит (или дружит в свою сторону) с математикой. Даже если замуровать окно, однозначно на пятьдесят метров стенку не растянуть. Маришке было очень жаль юношу. Но денег было тоже жаль… Поэтому она, как истинный главбух, пересчитала задачку на калькуляторе. И вышло… Всего 1100…

Родик сделал вид, что ничего не произошло. Он театрально щёлкнул себя ладонью по лбу:

— Ах! Что это я? Ух, какая жара… Мы же по среднему считаем? Ну конечно! Какие 120? 240! Точно, я вспомнил!
— Значит 2200, — сказала Маришка.
— Ну, получается 2200, — сквозь зубы расстроено процедил он. Но тут же взял себя в руки и затараторил…

… Про ОСБ – за пару тыщ он так и быть согласится. Потом проводка… Дорогое удовольствие, но перфоратор у него есть, просверлить – столько-то за одну, проштробить – столько, проложить – вот сколько, тут же посчитал метраж новой проводки, а старую так бросим в стене, она же не мешает, подключить – столько-то за одну, да, перед этим надо замазать – ну, за малярные я беру по среднему, так, потолок натяжной будете делать?, я Вам проводку и на потолке поменяю, да, забыл про клипсы, их надо на каждые 25 сантиметров, так теперь ламинат или линолеум?, у меня есть специальный набор паркетчика…

Я тихо вышел из комнаты. А Родион говорил и говорил… Как он не вспомнил про гофротрубу для проводки? Халтура, брат… А пристрелочный газовый пистолет будем приобретать? Или по старинке – перфоратором?.. (Я ведь тоже в интернете наблатыкался.)

Дааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа………………….. Скажу я Вам… Тут явно…
Щассс… Дух переведу…
Даже если из моего полтинника выбросить «счастливое» детство, наивную юность и взрослеющую глупость, всё равно останется лет двадцать пять – тридцать сознательной жизни, в которой было практически всё… Тёртый калач. Но такого экземпляра я ещё не видел… Семнадцатилетний пацан, только что окончивший школу, строит из себя дикого специалиста, да ещё умудряется диктовать условия. Я буду делать вот так и никак иначе!

Через двадцать минут я вернулся к сметчикам. Родион всё ещё выпускал очереди своего монолога и огромными шагами Петра Первого отмерял комнату. За ним карликом семенила моя Маришка, без конца кивая головой и что-то записывая.

Я поймал себя на мысли, что я уже был знаком с этим Родионом через Достоевского. И, пожалуй, ещё один персонаж Пушкинской Пиковой дамы, с таким же истерично – реактивным характером, каким — то образом был вживлён в это тело.

Конечно — это жестоко, но пора заканчивать. Дальнейший разговор бесполезен.

— Родик, ты, вероятно, ненавидишь бабушек?

Родион осёкся на полуречитативе.
Легко выбив «мастера» из колеи, пользуюсь моментом дальше.

— Родион, нам не нужны никакие работы, кроме гипсокартона. Как только мы сделаем предварительные приготовления, мы тебе позвоним. Ты согласен?
— Но, ведь…
— Я повторюсь. Дом не высшего класса. Поэтому никакие удорожания здесь не нужны. Нужно сделать только то, что я – заказчик тебе – исполнителю заказываю. Ты согласен?
— Да, наши дома строились одними и теми же людьми. Я Вас понимаю. – Сказал он с, удивившим меня, спокойствием.
— Вот и хорошо. Сколько времени уйдёт на стенку?
— Утром, ближе к 12 приду – вечером уже закончу!
— Ладно. Увидим. – Я передёрнул плечами. Не поверил.
-А ещё я могу объединить Ваши компьютеры в сеть! У меня есть чем обжимать провод!!!
-До свидания, Родион!..
-А ещё..
— До сви – да – ни – я… Жди звонка.

И только после того, как за «гостем» закрылась калитка, моя Маришка пришла в себя.

— Что это было? – спросила она, прижавшись ко мне боком.
— Жизнь, дорогая… Это такая жизнь… — Я обнял её и погладил руку.
— Кто же будет делать нашу детскую?
— Есть пара рук…
— Чьих?

Я аккуратно развернул Маришку напротив себя. Соединил свои руки ладонями вверх, словно держу в них своё сердце, и показал ей…

— Моих…  Ладно, пошли сына искать… Он почему-то сразу невзлюбил нашего посетителя…

2 responses to “Широко открыв глаза, рот и кошелёк…

  1. Спасибо за пост, только почему не пишите последние пару дней? Мы же ждем продолжения 🙂 +1 полностью согласен с Антоном!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *