БАБУШКИ

… или ВЗРОСЛЫЕ – ЭТО НЕ ТО, ЧТО ОНИ ГОВОРЯТ…


 Когда мне было — сколько сейчас Мишку (вы не удивляйтесь, я имею такую привычку сопоставлять имена с различными схожими словами… на стихире начал и привязалось… Весело:  именительный падеж “кто” – Миша, Мишок, Смишок, Смишаник; родительный “кого” – Миши, Мишка; “кому” – Смишку…),.. так вот, когда мне было столько же, сколько сейчас Мишку, моими кураторами и учителями были, в основном, бабушки, если не считать сторонние педагогические организации.

Своих родителей в дошкольный период я почти не знал. Один раз помню папу, когда мамин брат, дядя Петя, набил ему … скажем – лицо нетрезвой национальности. На что я дяде Пете показал кулачок и погрозил пальчиком. Его реакция была адекватной: “Простите, больше не буду, а меньше не могу!”  Я решил, что этого достаточно и залез ему на плечи.

Мама заскакивала чаще… Один раз свозила меня в цирк, один раз – на балет ”Лебединое озеро” и один – в оперу (как сейчас помню, давали “Риголетто”). И я ей бесконечно благодарен, потому что эти поездки открыли мне другой, какой-то восторженный  и прекрасный мир, без запахов нафталина и навоза.

Нафталин. Баба Таня, папина мама, имела огромную комнату в непонятном для меня месте «коммуналка».  У неё был круглый деревянный стол в центре, над которым висел матерчатый плафон люстры с трясущимися рюришками. Света в комнате хватало только на освещение стола.

Вокруг все стены заставлены, стульями, сундуками, тумбочками, безразмерным чёрным комодом и довольно распространенной в то время железной кроватью с никелированными гридушками. А вся её структура покрашена в моднявый перламутровый цвет.

На кровати обязательно красовались: пуховая перина, пуховое одеяло и куча пуховых подушек, прикрытые большой ажурной белой накидкой, вязанной или крючком, или буклями. Из угла в угол регулярными рейсами циркулировала моль, “насмерть” закормленная белым порошком, спёртым с завода и любезно предоставленным дедушкой, работающим на том же заводе парторгом цеха (если я правильно помню). Под куполом люстрового абажура роилось несколько десятков мух, заполнявших всю комнату мирным убаюкивающим гулом, и, плюющих с высока на брызги дихлофоса, доставленного всё с того же завода. Баба Таня работала заслуженным медработником.

Бабушка с дедушкой были не пуритане. Они находились в разводе, что не мешало им соединяться каждые две недели и бурно “восхищаться” друг другом. Через день, а иногда и несколько часов они разбегались, манерно прощаясь. Он называл её сукой, она его – кобелём… и все были довольны собой. Время от времени они заключали перемирие и, не обращая на меня внимания, смачно хаяли происхождение, красоту и стиль жизни моей матери, ни слова не сказав о своём сыне.

Навоз. Мамины родители и три её младших брата Валерий, Пётр и Сергей жили в так называемом частном секторе. Это трёхкомнатный деревянный дом, с крохотной кухонькой (половину которой занимала печь, на которой готовили еду), подвалом и чердаком; построенный на шести сотках земли. Возле дома стоял колодец с обыкновенным вертелом, для поднятия цепью ведра с водой. И, в глубине двора находились удобства – расположенные спиной друг к другу туалет и душ. Нынешним дачникам это устройство хорошо знакомо.

Баба Дуся (мамина мама) работала сразу на десяти подработках, чтобы прокормить свою “ораву”, к которой относился и я.    Она вязала веники, убирала квартиры, в тепличном хозяйстве выращивала цветы, помидоры, огурцы, работала на молочной ферме, собирала в ближайшем совхозе раннюю черешню, потом вишню, яблоки, клубнику, картошку, капусту, лук,.. занималась прополкой и разбором металлолома…

При всём этом на ней был весь дом и огород. Она умудрялась ещё торговать на рынке излишками с этого огорода (и каждый раз её грабила на моих глазах советская милиция).  Я уже вприглядку вспоминаю бесконечные закрутки, варенья, компоты, соки, морсы, квас и даже вино. Самогон тоже был… Только делался он не на моих глазах. А как она пекла… Мммм… Пироги, пирожки, пирожочки… Жаренные, печёные в печке, томлёные в масле… Это сейчас – во фритюре. А тогда – томлёные… Дед нальёт половина молочной фляги растительного масла (66-й год – всё дешёвое. Зарплата, правда, тоже – с горох, но это другая тема), снимет все кольца с печной поверхности и поставит флягу прямо на угли… Маслецо закипает… Бабуля целый протвень пирожков туда кинет и они там плавают карасями… Шкворча и посвистывая… а потом – на дуршлаг…  Запах!… Какой там, к чёрту навоз?! Эх, баба Таня, как ты была не права… Люди, вышедшие из казачьих семей, землёй воспитанные…  Блины, оладушки, печенья, пряники и хлеб… Свой хлеб — из печи…

А, ведь, действительно, я ни разу тогда не видел как баба Таня готовила. Я даже её кухню ни разу не видел… По крайней мере в моей памяти это не отложилось. Из приготовленного дома баба Таня “одаривала” меня молочным супом-лапшой, манной кашей, яичницей и пурэ (слово пюре она не любила). И всё это она торжественно приносила откуда-то и так же таинственно куда-то уносила пустые тарелки, никогда не задерживаясь в этом секретном “там” больше двух минут. И каждый раз, когда я порывался её проводить, она жестом меня останавливала: «Тебе туда нельзя…»

Баба Таня брала меня “на прокорм”  в выбранные ею месяцы: с февраля по апрель и с октября по декабрь. Это был период санаторного отдыха “жирных селезней партийной номенклатуры”. Она сама их так называла. И когда в очередной раз я переезжал на ночь на чёрный комод, я засыпал в предвкушении или утренней коробки конфет на столе, или пакета Мишки-на-Севере, Или большой, может даже не одной, плитки шоколада.

Баба Таня открыла для меня Ананас, Финики (мне они не очень), Инжир и самый удивительный  и самый вкусный гостинец в мире… Банан… Я уплетал их килограммами. А когда пили чай, она брала с меня клятву, что я ничего не расскажу “своим колхозникам” и вместе с яичницей приносила тарелку, которая могла закрыть добрую половину её немаленького круглого стола. Это был не поднос, а именно тарелка. А на ней бутерброды: с колбасой такой, с колбасой другой, третьей, с бужениной, ветчиной, окороком, чёрт-те с чем, с икрой такой, не такой, другой,..  с сыром, рыбой, печенью…

Когда баба Таня передавала меня противной стороне, баба Дуся всплёскивала руками и причитала: “Да, что ж она тебя… будто вазелином нашприцевала? Из ребёнка подушечку сделала.”

Мои дядья периодически исчезали из моего поля зрения. Я не видел как они уходили в армию. Но точно помню, что возвращались они смурыми и молчаливыми. В те годы отсутствовал дядя Валера. Дядя Петя работал на химзаводе, а дядя Серёжа бегал по девкам. Поэтому, оставшись без помощников, баба Дуся стала брать меня на свои “подработки”.  Именно она научила меня вязать веники и всему остальному. Только на рынок редко меня брала (о чём я потом искренне сожалел), берегла меня, что ли?

Баба Таня тоже дала мне огромный Жизненный толчок. Она приобщила меня к музыке и поэзии. У неё были огромные фолианты Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Есенина и многих, многих других поэтов и писателей. Я больше никогда в жизни не видел таких библиотек. К сожалению и у неё она не сохранилась. Но тогда, в начале моей жизни она была.  Помните чёрный комод? Он был сделан на заказ. Два на два и вверх полтора метра. В последствии этот комод перекочевал к бабе Дусе под картошку, где благополучно и сгнил. У каждого свои ценности…

А тогда… Когда этот комод слыл ещё литературоведом, он, что называется, по горлышко был набит романтикой, фантастикой и классической литературой, а так же поэзией, иллюстрациями и нотами.

Я помню, баба Таня могла часами читать мне сказки перед сном. А в выходные, после какого-нибудь музея, или выставки, или парка аттракционов, она меня ставила на табурет и мы учили с ней: “У Лукоморья дуб зелёный”… Позже, уже у бабы Дуси, меня ставили на точно такой же табурет и я декламировал всё то, чему научила меня баба Таня. А бабе Тане я открывал глаза на “житие” от бабы Дуси. Вот так они, через меня и “дружили”.

Как- то, в нескончаемый зимний вечер, сидели мы с бабой Дусей возле огромного ящика под названием “Радиола”. Я был вновь поглощён в разгадывание очередной загадки. Почему “Радиола”? Кто такой этот “Ол” или “Ола”? Неужели тот механизм на верху, под крышкой, куда ставятся такие волшебные пластинки, над которыми все дрожали,.. неужели его так неуклюже назвали на заводе? Нет, скорее это в честь радио… А пластинки – что? Сплошное “ла-ла” и буги-вуги… Я был доволен своими изысканиями и тем, что я всё додумываю сам и никогда не задавал вопросов.

Баба Дуся пряла пряжу. На прялке. Это такая деревянная штука, у которой надо нажимать на педаль, и от неё будет крутиться колесо, которое уже раскручивает веретено, которое наматывает на себя готовую пряжу. Хух!.. Когда её сосед садится за руль своей машины “Чайки”, я его всегда сравниваю с бабой Дусей. Правда, когда он садился на государственную “Чайку” (он шофёр), то я почему-то уже бабу Дусю сравнивал с ним.

Вобщем, мы сидели и слушали “ненавистный” “Голос Америки”. Музыка кончилась и какой-то ломанный вкрадчивый голос  стал передавать новости. Про потери во Вьетнаме, про покорение женщинами мужских профессий, про новые компьютеры…  Вот тут баба Дуся подняла очки на лоб, отложила пряжу и возмутилась: «Ч-чего? Эт чё они опять выдумали? Чё этим бусурманам от нас надо? Мало они на нас брешут… так ещё и компутиры!!! Запомни внучек, настоящие коммунисты никогда не были и не будут Путирами!» — Она в сердцах отложила пряжу и взяла спицы, на которых уже гнездом висел начатый носок, — « А ну, щёлкни на “Немецкую волну”…»

Я сейчас пишу эти строки и смеюсь в полный голос. Милая бабуля! Как же ты была права насчёт Путиров… Несмотря на техническую отсталость и, даже во многом, темноту в познаниях, образность русского мышления так или иначе всегда опережает время.

Баба Дуся не была коммунисткой. Она была набожным человеком, хотя и молилась одновременно и на икону и на портрет Ленина, всегда стоящих рядом. Но когда приходили в гости её верующие старушки-подружки — портрет-то она ныкала…  (Хочу уточнить… Это для меня, маленького мальчика в тот период, они были бабушками-старушками. На самом деле им было где-то по полтиннику… То есть – как мне сейчас.)

Малюсенькое отступление. Это самое первое воспоминание из моей жизни. Первее нет. Гораздо раньше вот этих “антисоветских посиделок” и стихов на табурете, возможно, когда я только-только научился ходить, баба Таня вывела меня  на прогулку во двор. Это был самый современный в то время двор. Весь в асфальте и клумбах. Так вот… Баба Таня опустила меня с рук на тротуар и говорит: «Сергунок, ты, пожалуйста, быстро не бегай… А то бабушка старенькая… У неё ножки болят… Ей за тобой не угнаться…»

«!» — прозвенело в моей голове. И я, как послушный мальчик, рвануууууул!!!

Я бежал быстрее ветра… Даже птицы не могли меня опередить… Наконец… Наконец-то я узнаю, что там за углом!.. Потому, что из коляски ни черта не видно… Каково же было моё удивление, когда баба Таня со словами «Эй, пострел! Так ты меня и послушал…», сделала два шага и подняла меня на руки. Как? Старенькие, больные бабушки так не поступают… Это было огромное потрясение. И я заревел. Потому, что не понимал, что вся жизнь состоит из образов. Звуки, тени, интонации, ощущения, видения и сновидения – всё это образы. И этот случай мне видимо запомнился потому, что я сделал для себя великое открытие: Взрослые – это не то, что они говорят…

Ну, что ж… Вернёмся к нашей истории… Хотя история и не прерывалась. Все мои отступления перекликаются с темой заглавия.

Баба Таня тоже не была партийной. Дед был… Она – нет. Они поэтому и развелись. Чтобы не портить ему карьеру. А там,.. только Бог знает, почему люди разводятся. У бабы Тани была какая-то очень важная тайна, которую она обещала рассказать мне перед смертью. Я не хотел, чтобы она умирала, поэтому к “тайне” отнёсся без энтузиазма. Впоследствии так и получилось. Перед самой смертью её поместили в дурдом. Когда она умирала она звала меня. Но я был далеко и ни о чём не ведал. Мать и сестра мне ничего не сообщили. Со временем обо всём этом я узнал от чужих людей…

Вообще так получилось, что у меня никого не осталось по отцовской линии. И хоронил их не я. От меня всё это тщательно скрывалось. Причина проста: жадность и бездушие. Мне жена говорит, мол осуждать не хорошо. Да не осуждаю я… и не вешаю ярлыков. Просто пишу правду и говорю, что вот, мол, она – образ с женским именем “жизнь”, бывает и так… Когда-нибудь и мой Мишутка прочтёт эти воспоминания и скажет, мол, па… а у тебя тут оказывается не всё гладко… А я ему отвечу: Ну и что? Главное, чтобы у тебя было всё гладко. И обе твои любимые бабушки любили тебя. Потому что мама и папа – это только твоя судьба… А бабушки – это счастье.

Когда я вернулся из Питера в Волгоград, бабы Тани уже не было. Баба Дуся стала настоящей бабушкой, осунулась, высохла и плохо передвигалась по своему опустевшему подворью. Постоянно жаловалась на жизнь, ругала своих квартирантов и какую-то ворону, которая у неё уже “поперёк горла”…

Спустя некоторое время она продала свой дом. Отдала все деньги моей матери и переехала к ней жить, чтобы каждый день сожалеть об этом. Как-то мы с женой пригласили её пожить к себе… Она сидела перед телевизором и ,как всегда вязала носки… Я спросил, помнит ли она, как в моём далёком детстве, под новости “Немецкой волны”, она учила меня вязать носки, варежки и перчатки? И она ответила: «А чё вспоминать? Садись и вяжи!» Я сел. И связал. И потом ещё навязал целую кучу. В общем, всех родственников и друзей обвязал. Все детишки наших друзей от рождения и до школы ходили в моих вязанках. Даже моя бабушка носила мои носки и варежки. Теперь вот, Мишеля своего обвязываю. Глупость, конечно, но нравится мне это дело…

Как-то мне позвонила баба Дуся и сказала, что очень устала… и хочет умереть. На дежурные в ответ фразы она недовольно буркнула, мол, я всех внуков предупредила и со всеми простилась, и ты внучек мой Серёженька, прости меня…  Я говорю – поживи ещё, дождись правнуков от меня. А она – на своём, не могу, именно в эти дни Бог прощает всех умерших… Слегла, и за несколько дней растаяла…

Вот и вся история. Нет, были конечно глобальные житейки, связанные с моими бабушками, в школьные и послешкольные периоды моей жизни. Но это всё виделось уже другими глазами – глазами взрослеющего человека, без наивностей и восторгов… Поздно сейчас говорить, но я всё же скажу:

Милые, родненькие, горячо любимые, чуткие, нежные, добрые, выносливые, сдержанные, переживающие, вкусно кормившие и щедрые, защищающие, улыбающиеся, смеющиеся, поддерживающие, убаюкивающие и многое, многое, многое… Милые мои бабушки, я бесконечно благодарен, что Вы у меня есть! Вы слышите меня?! Я Вас очень люблю!!! И знайте… рядом с Вами я всегда счастлив.

Ваш внук Сергей.

29 responses to “БАБУШКИ

  1. Грустно как то после прочтения…..
    Не зря говорят, что мужчины, если берутся, то они добиваются больших успехов! Носочки очень красивые!!!!

    • Ира, не грустите! Поверьте, мы не всегда добиваемся больших успехов… Например, в юности, женщины мне отказывали через раз…

  2. Очень душевно!
    Благодарю! После прочтения задумался: как же сильно я люблю своих близких!

  3. Спасибо, Алексей, за статью. Чуть не расплакалась, ведь у меня давно нет ни бабушки, ни дедушки, даже родителей. Иногда становится просто невыносимо от сознания того, что я одна, без них. Но знаю, что они всегда со мной и чувствую их поддержку. А носочки прелесть! Не могу представить Вас за этим занятием. Это так трогательно!

    • И Вам, «Валюша», большое спасибо, что не можете представить меня за этим занятием…
      За тёплые слова и душевную откровенность — отдельная в ладошках благодарность.

  4. Pingback: Детская кроватка своим,.. и руками…

  5. Pingback: Детская. Кроватка своими руками.

  6. Pingback: Детская кроватка своими руками.

  7. Сережа, привет!
    Татьяна чуть не расплакалась, а я расплакалась. Так трогательно, с такой любовью и так щемяще-грустно…
    А насчет носочков — не знаю — не видели, не носили. А вот одеяло из кроличьих шкурок мои девчонки до сих пор вспоминают и рассказывают знакомым как о раритете.

    • Привет-привет…
      Да когда я начал вязать, твои уже были большие… Старшая, по моему, на телевидение уже пробовалась…
      А одеяло… Боже, как давно это было… Но, ведь, было… Удивительная вещь — память… Недавнее прячет, а давно истлевшее достаёт и приближает.

  8. I’d venture that this aritcle has saved me more time than any other.

  9. Pingback: Фотогалерея

  10. Pingback: Удивительное утро!

  11. Pingback: Мотыльки

  12. Pingback: Бессонница

  13. Pingback: Ответ на статью «О ЗАВИСТИ»

  14. Pingback: Сочинение

  15. Pingback: АХ, КАК БЫ Я НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ МОЙ СЫН ПОПАЛ К НИМ В РУКИ!!!

  16. Pingback: Моя первая презентация

  17. Pingback: Органайзер.

  18. Pingback: Программы моего рабочего стола

  19. Pingback: Детская кроватка своими руками!!!

  20. Pingback: Детская. Кроватка. Своими руками!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *